ВПЧ - не ВИЧ, но к нему тоже надо относиться серьёзно (2021-08-19 08:53:28)

ВПЧ - не ВИЧ, но к нему тоже надо относиться серьёзно

image

19.08.2021 5850

С появлением новой коронавирусной инфекции все как будто забыли про другие инфекции. Если сегодня спорят о вакцинации, значит, от covid-19. Как будто никто и никогда, ни в детстве, ни во взрослом возрасте не делал прививки от оспы, от кори, от полиомиелита, от гриппа... Но ведь есть болезни, есть вирусы, которые могут представлять для здоровья людей не меньшую опасность. Тема нашего сегодняшнего разговора - вирус папилломы человека (ВПЧ) и вакцинация против него. Об этом беседуют председатель редакционного совета «Бизнес-Диалог Медиа» Вадим ВИНОКУРОВ и врач-онколог Антон ИЛЬИН.

- Антон Алексеевич, в чём опасность этого вируса. Как люди им заражаются и как от него лечатся?
- Вопрос с вирусом папилломы человека является в высшей степени актуальным по целому ряду причин. Это самая частая вирусная инфекция в мире из тех, что передаются половым путём. Если посмотреть статистику, то вирусом папилломы человека в течение жизни заболевают 90% людей. Тут, правда, следует отдать должное нашему иммунитету, потому, что он почти всегда помогает от этой инфекции избавляться, и только 10 % людей имеют какие-то клинические проявления болезни.

Что мы имеем в виду под клиническими проявлениями? ВПЧ - это вирус, который чаще других известных вирусов вызывает рак: рак шейки матки у женщин, раковые заболевания аногенитальной области, то есть области промежности у мужчин и женщин, и так называемые орофарингеальные - то есть рта и носоглотки. Если посмотреть статистику, то ежегодно почти 560 тысяч женщин и 60 тысяч мужчин заболевают ВПЧ-ассоциированными раками.

От этого вируса нет спасения. Даже презервативы не всегда помогают, хотя, казалось бы, барьерная функция должна обеспечивать достаточную защиту. Известные всем вакцины, которые во всем мире хорошо рекламируют, и которыми на сегодняшний день вакцинированы уже 390 миллионов человек, тоже обладают не стопроцентной эффективностью, но всё же их эффективность достаточно высока и доказана.

Что касается рака шейки матки, как самого частого последствия заражения ВПЧ и, собственно говоря, для борьбы с которым изначально и придумывалась эта вакцина, то на сегодняшний день это четвёртый по распространенности рак в мире у женщин. Он занимает примерно 5% среди всех онкологических заболеваний. 99 % женщин, которые страдают раком шейки матки, имеют вирус папилломы человека. Путем несложных математических исчислений специалисты выяснили, что если мы вакцинируем 80% населения, то сможем избавиться от этого заболевания полностью.

Ещё в Советском Союзе вводился цитологический скрининг: брали мазки с шейки матки у женщин для того, чтобы на ранних стадиях «поймать» рак шейки матки или предраковое состояние. Тогда прогнозировали, что если все женщины будут это делать своевременно, и если тест будет достаточно точным, то за 20 лет мы победим рак. Было это в 1980 году. Как вы понимаете, к 2000 году число случаев рака только увеличилось. Связано это с тем, что скрининг просто не стал работать должным образом. Методы были не достаточно точны. Даже самый точный метод диагностики, так называемая жидкостная цитология на сегодняшний день обладает лишь 70-% точностью, а метод, который предлагался тогда (простые мазки) и того меньше – 60 %. И это, следует заметить, при условии, что женщина ходит к гинекологу регулярно, что на сегодняшний день - к сожалению, не выполнимо.

Но проблемой является не только рак шейки матки. 70 % рака наружных половых органов у женщин, 75 % рака влагалища - вот это число случаев, которые ассоциированы с вирусом папилломы человека. Вакцины были призваны помочь решить данные проблемы. Первая вакцина, если мне не изменяет память, появилась в 2006 году. Это была двухвалентная вакцина, то есть вакцина от двух типов вируса папилломы человека. 

Тут надо пояснить, что вирусы папилломы человека - это собирательное понятие, типов этого вируса на сегодняшний день известно более 200. Такое их количество позволило нам стратифицировать их на ВПЧ низкого риска, среднего риска и высокого риска в зависимости от того, насколько часто тот или иной тип вызывает онкологическое заболевание. И в зависимости от этого уже и шла разработка вакцины, которая в первую очередь была направлена против типов высокого риска, потому что сделать вакцину от всех разновидностей ВПЧ на сегодняшний день невозможно.

- То есть, проблема же самая, что и с гриппом, у которого тоже регулярно появляются новые штаммы? 
- Совершенно верно, но грипп действительно периодически меняется, а ВПЧ нет. Сколько бы вы не болели ВПЧ, иммунитета у вас не будет, в отличии от многих других вирусов, и каждый раз при контакте с ВПЧ вы будете заболевать. Снова, снова и снова.

Очень большую роль играет «вирусная нагрузка» - то есть то, сколько вируса находится в организме. Есть клинические критерии так называемой значимой концентрации и незначимой. То есть если этого вируса мало, то он может, находясь в организме, никак себя не проявлять. Если его достаточно много, то это почти наверняка приведёт к развитию рака шейки матки или иных онкологических заболеваний. Сегодня даже программы разрабатываются, исходя из того, насколько высока концентрация и какие типы ВПЧ присутствуют. Уже есть компьютерные модели, которые позволяют персонифицированно посчитать и расписать пациентам, как часто нужно делать мазки с шейки матки либо кольпоскопию - оптическое её обследование.

-Когда появилась вакцина от вируса папилломы человека?
- Первая вакцина от вируса папилломы человека была сделана в 2006 году. Но тут хочется вернуться в куда более далёкое прошлое и вспомнить, откуда, собственно, вообще берет начало история вакцинации. Первая вакцина была изобретена аж в XVIII веке. Был такой ученый Эдвард Дженнер, который заметил, что у доярок, которые переболели коровьей оспой, развивается иммунитет к оспе обычной. Он провёл эксперимент. Через небольшую царапину на руке вводил пациентам вирус коровьей оспы. Первым был его сын. Эксперимент оказался эффективным, удалось избавиться от обычной оспы почти на сто процентов. Благодаря вакцинации.

Теперь вернёмся к нашей теме: первая вакцина от ВПЧ была против двух его типов. На сегодняшний день есть уже вакцина, помогающая сразу от девяти вирусов папилломы человека. Она защищает не только от онкологических заболеваний, но и от различного рода генитальных бородавок, новообразований доброкачественной природы, которые тоже ассоциированы, то есть связаны, с вирусом папилломы человека.

К большому нашему сожалению, вакцина 9-валентная в нашей стране недоступна, потому что она не была здесь зарегистрирована. Вакцина эта появилась в 2015 году, и с тех пор её можно сделать в Европе или в США. Для граждан России, к сожалению, - только за деньги.

Готовясь к этому интервью, я выяснял, не изменилась ли ситуация, звонил в разные клиники, спрашивал, можно ли сделать такую вакцину, но увы... Нет её даже в Сколково - на территории, которая относительно медицины никакими законодательными обязательствами с Российской Федерацией не связана. Ближайшая страна, где такая вакцина есть - это Финляндия.

Мы же на сегодняшний день имеем возможность делать вакцину от четырех типов вирусов папилломы человека. Но даже это - большой шаг, и его будет достаточно в 70 процентах случаев, то есть, на 70 % это защитит наших пациентов от развития рака шейки матки. Конечно же надо стремиться к тому, чтобы вакцинировать всё население. Есть очень удачные примеры такой вакцинации в других странах, например, в Австралии и Дании. В Австралии вакцинировать и мальчиков, и девочек в возрасте до 15 лет начали десять лет назад, и на сегодняшний день добились того, что вирус папилломы человека в популяции снизился на 92%! За 10 лет. Таким образом количество случаев рака шейки матки в Австралии снизилось вдвое. То есть, у этой страны есть очень хороший шанс лет через десять побороть рак шейки матки полностью. Это будет колоссальный успех.

- В течение какого срока действует вакцина против ВПЧ? Против гриппа - в течение одного год, а как в этом случае?
- Считается, что иммунитет будет пожизненным. Сделать надо один раз, и этого будет достаточно на всю жизнь. Но... очень уж у нас сейчас популярны антипрививочные настроения. Опять же, когда я готовился к интервью, читал аргументы противников. Они не выдерживают никакой критики. В том числе и самый распространенный аргумент: мол, «туда вводится вирус, инактивированный вирус, поэтому это плохо». На самом деле никакой вирус не вводится. Вакцина представляет собой капсидный белок. Что это такое? - Представьте себе шкаф, в шкафу вещи. Вещи — это ДНК вируса, белки, которые могут вызывать сам инфекционный процесс. Шкаф - это просто оболочка. Так вот капсид – это шкаф, оболочка. То есть вводится фрагмент, который внутри себя не содержит вируса. Поэтому эта вакцина считается абсолютно безопасной, и если посмотреть профиль безопасности, который показывает на своём сайте Всемирная организация здравоохранения, то вакцина к ВПЧ относится к группе самых безопасных вакцин, которые только существуют на сегодняшний день.

- Надо ли перед вакцинацией исследовать, болен человек или нет. И можно ли вакцинироваться, если этот вирус в организме присутствует, и человек находится в какой-то активной стадии болезни?
- Такой необходимости нет. Потому что человек, как правило, болеет одним типом вируса папилломы человека. Вакцина же защищает от четырёх. То есть, во-первых, она защитит от остальных трёх, во-вторых, вирус может самоэлиминироваться. Как я уже говорил, у 90 % людей вирус элиминируется. Если это произойдёт, и на тот момент вакцина уже будет сделана, уже появится иммунитет.

-Что такое элиминируется?
- Элиминируется - значит покинет организм под воздействием иммунной системы. Если вирус уйдёт, то вакцина дальше будет работать. Да, действительно, она не обладает терапевтическим эффектом. На сегодняшний день нет вакцин, которые лечили бы вирус папилломы человека, и нет препаратов, которые его бы лечили. Такие разработки ведутся, и такие вакцины, я думаю, будут созданы, надеюсь, что в скором будущем, но пока их нет.

Вакцина от вируса папилломы человека - она именно профилактическая, и смысл её делать есть абсолютно в любом случае: есть у вас ВПЧ, нет у вас ВПЧ, какая нагрузка - маленькая, большая, - это не важно. 

- Почему тогда эту вакцину в нашей стране не делают? Если она безопасна, если она защищает пусть и не от восьми, но хотя бы от четырёх видов этого вируса? У нас что - предпочитают лечить рак шейки матки? Считают, что это легче, чем вакцинироваться?
- Честно говоря, мне сложно анализировать причины. Может быть, это дорого. У нас же ведь на медицину выделяется всего 3% от ВВП. У нас очень много болезней, с которыми надо бороться. 
Есть несколько примеров, когда профилактика оказывается гораздо эффективнее. Например, мутации. Есть у женщин мутации, которые наверняка приводят к развитию рака яичников или рака молочной железы. Наверное, мало кто не слышал про Анджелину Джоли, которая профилактически удалила себе молочные железы и придатки матки, потому что у неё была мутация в гене BRCA-1. Это ген, который отвечает за то, чтобы не развился рак яичников и молочной железы. Ведь на самом деле микрополомки происходят в организме практически каждый день, но почти всегда мы с этим справляемся, потому что есть гены, которые за это отвечают. BRCA- такой ген. 

Когда в нем появилась мутация, организм перестаёт должным образом контролировать эти процессы, а значит, вероятность прижизненного рака молочной железы - при условии, что женщина доживёт до 80 лет, - составляет почти 100 процентов. Для рака яичников этот показатель несколько иной - 40-50 процентов, но это, согласитесь, всё равно очень высокое значение. Поэтому во многих странах разрешены такие профилактические операции. Конечно, к этому не надо принуждать. Вопрос этот не однозначный. С одной стороны, всё вроде бы логично, потому что не надо будет в последующем лечить онкологические заболевания, тратить на это огромные средства, государство получит работоспособного гражданина. Но с другой стороны... Речь всё-таки идёт об удалении здорового органа. Здорового на нынешний момент. Не известно, развился бы у этого человека рак или нет, к тому же любая операция несет за собой определенные риски. 

Какие на самом деле причины, я не знаю, но искренне верю, что в ближайшее время мы с этим справимся и вакцину от вируса папилломы человека всё-таки внесут в календарь прививок.

Я в больницах и в женских консультациях читаю лекции для врачей, чтобы дать представление о том, на что надо обращать внимание в первую очередь, что для пациента первостепенно. Доктора говорят, что есть бесплатные программы вакцинации, но эта инициатива ещё не получила достаточного распространения. 

- Антон Алексеевич, мы говорим в основном о том, какую опасность этот вирус представляет для женщин. А для мужчин?
- Некоторые специалисты считают, что вакцинировать мужчин ещё даже более актуально, чем женщин, потому что для женщин существует скрининг рака шейки матки, а для мужчин таких программ нет. 

- Существует ли какой-либо скрининг для мужчин?
- В том-то и дело, что нет. Возможно когда-то что-то и будет сделано, но если говорить о текущей ситуации, то скрининга не существует, и пациенты приходят тогда, когда их начинает что-то беспокоить. Именно поэтому для мужчин эта вакцина ещё более целесообразна.

- То есть мужчины приходят тогда, когда болезнь уже развилась, и не замечать её уже становится просто не возможно?
- Совершенно верно. Для мужчин есть только профилактика. Один из известнейших таких случаев - Майкл Дуглас, который сам обосновал причину своего заражения раком горла пристрастием к оральному сексу... Если бы он сделал прививку, такого не случилось бы.

- Возвращаясь к уже сказанному вами: почему всё-таки от вируса папилломы не защищает барьерное средство - презерватив? Ведь там среда на самом деле довольно плотная. Или - через те микропоры, которые всё-таки существуют?
- Да, частички вируса очень маленькие, и они могут проникать через этот барьер. К заражению может привести также соприкосновении других слизистых. Но это не говорит о том, что барьерные методы не надо использовать. 

- Понятно, не исключают, но снижают вероятность?
- Да, а во-вторых, они защищают не только от ВПЧ.
Но вернёмся к женщинам. Рак шейки матки молодеет. Раньше мы считали, и об этом говорит статистика десятилетней давности, что пик заболеваемости приходится на возраст - 63-65 лет. Если посмотреть на сегодняшние показатели, то 70 % женщин, у которых обнаружен рак шейки матки - это женщины до 40 лет. 

- Если учесть, что в наше время женщины стали рожать существенно позже...
- Это тоже один из факторов, хотя ряд исследователей наоборот относит большее количество родов к фактору риска развития рака шейки матки.
Что же касается именно вакцинации, то её целесообразно делать, начиная с девяти лет. Самым эффективным считается промежуток от 9 до 15 лет, но при этом важно понимать, что прививку лучше всего сделать до начала половой жизни. Когда я читал в школах лекции по половому воспитанию, и анализировал, как у нас в Петербурге с этим обстоят дела, для меня стало большим откровением, что средний возраст начала половой жизни составляет 14 лет. Средний!

Но вернёмся к вакцинации. К девяти годам иммунитет будет наиболее готов. Кроме того, есть рекомендации этического международного комитета - раньше 9 лет не вакцинировать. До 15 лет делается две инъекции с разницей в шесть месяцев. Если делать уже после 15 лет, то желательно до 25 лет и уже 3 инъекции. 

- А если позже? Уже не рекомендуется?
- Рекомендуется, пожалуйста! На самом деле эффективна она будет в любом возрасте, пока есть половая активность, пока есть риск инфицироваться. Только эффективность эта будет уже не 90%, как если сделать прививку до 25 лет. Но - если, извините, хотя бы в одном из 20-50-100 случаев она предотвратит рак шейки матки, это уже того стоит.

- Вы знаете, у меня возник такой, может быть, философский вопрос, может быть, и вы задумывались на эту тему: некоторые религии, особенно восточные, культивировали воздержание после 40-50 лет. Может быть, такого рода практики сформировались именно из-за подобных вирусных инфекций, связаны с падением иммунитета?
- Вполне. Возможно жители ушедших цивилизаций знали не меньше, а то и больше, чем мы. Знаете, если посмотреть рисунки, выбитые на камнях древних пирамид, то там можно встретить прямо-таки пошаговое развитие яйцеклетки: как сперматозоид оплодотворяет яйцеклетку, как происходит её дальнейшее развитие. Так что всё может быть. 

-Женщине перед прививкой необходимо сделать скрининг шейки матки?
- Женщине скрининг шейки матки надо делать регулярно, не зависимо от того, сделала они прививку или нет. Сейчас многие женские консультации закупают эти вакцины, чтобы делать их на платной основе. 

- Что делать мужчине? Куда он должен пойти?
- Мужчина точно так же может пойти либо в частную клинику, либо к доктору-терапевту и сказать, что он хочет сделать вакцину в поликлинике. И если поликлиника располагает такими ресурсами, они её сделают.

- Когда вы читаете лекции об этом вирусе, с какой реакцией вы сталкиваетесь? Люди сразу же бросаются делать прививки? Люди задумываются? Или же, как у нас принято, продолжают надеяться на авось?
- С негативной реакцией я не сталкивался ни разу. Главная проблема - очень мало людей об этой вакцине знают, потому что нет онкологической настороженности, нет должного освещения этого вопроса в СМИ. По телевизору об этом не говорят, врачи в поликлиниках этого не рекомендуют, потому что это не входит в систему ОМС. Получается, что наши пациенты просто об этом не знают. И только если кто-то случайно «наткнулся», или же у кого-то был опыт, кто-то из знакомых заболел раком шейки матки, и доктор сказал, что, мол, надо было вакцинироваться... Вот только тогда люди и узнают. 
А когда узнают, говорят «Да, я хочу!» У меня есть прием в государственной клинике, есть прием и в частной клинике. Государственная клиника не делает эти вакцины, частная делает. Практически все пациенты, которые об этом узнают, прямо из моего кабинета хотят попасть на консультацию к терапевту. Спрашивают они и про своих детей, очень беспокоятся: в каком возрасте можно делать. Так что реакция положительная. Почти всегда.

- Следующий вопрос, возможно, покажется вам наивным или банальным, но вы же не хуже меня знаете, что заблуждения распространяются гораздо быстрее, чем научные знания. У многих людей слово «папиллома» ассоциируется с бородавками, и есть такое поверье: если её размер в диаметре больше, чем полсантиметра, то это очень опасно, это значит, что её надо удалять. Это миф или за такими словами действительно есть хотя бы частичка правды?
- Наверное, это скорее попытка насторожить людей. Есть несколько параметров, на которые специалисты обращают внимание. На размер они действительно смотрят. Смотрят ещё и на цвет, на структуру. И если какая-то бородавка или просто родимое пятно растет, то доктор-дерматолог делает тест, который называется дерматоскопия. То есть - исследует это новообразование под оптическим увеличением. Можно сделать ещё и онкоцитологию, то есть взять с этого места мазок. И если что-то не так, то тогда уже пациента направляют на хирургические процедуры. Это первый момент. А второй момент - если пациент ощущает косметический дискомфорт. Согласитесь, что это тоже можно рассматривать, как показание к операции. Но никакого соотношения размера бородавки с вероятностью того, что она приведёт к чему-то плохому, нет.

- То есть, мораль в том, что перед любым хирургическим вмешательством надо всё-таки сначала провести исследование, получить достоверные данные, и только потом уже, при необходимости, с этим бороться?
- Абсолютно верно.

- И в заключение. Не раз приходилось слышать такое сравнение подхода к лечению на Западе и у нас. Как лечат на Западе тот же банальный грипп? Сначала тестируют: а грипп ли это? Или же ОРЗ. Ведь препараты для их лечения - разные. Протестировали, и только после этого лечат. У нас же сначала дают антибиотики, а потом уже думают: а почему они не подействовали? То есть, вопрос про диагностику: это всё-таки такая наша «историческая беда»? С диагностикой, с профилактикой... Такое ощущение, что эти области медицины у нас находятся в каком-то «глобальном загоне». И лечат у нас уже последствия...
- Нет, на самом деле, это не так. Просто изменения, которые происходят в медицине видны пациентам не сразу. 

У нас многого нет, потому что, повторюсь, финансирование недостаточное. Поэтому и возможности наши очень ограничены, приходится выбирать. 

Но всё меняется, и антибиотики уже так часто не назначаются. Я помню времена, когда так делали, но сейчас подход уже совершенно иной. 

Сейчас и на онкологию выделяется гораздо большее финансирование, и наши возможности диагностики сегодня несоизмеримо выше, чем были несколько лет назад. 
 


УФНС России по МО 20 октября 2021 года в 11.00 приглашает принять участие в онлайн-конференции по теме: «Основные изменения в налоговом законодательстве по налогу на добавленную стоимость. Устранение расхождений по налоговым декларациям по НДС»

Участники онлайн-конференции узнают об основных изменениях в налоговой декларации по НДС в 2021 году, а также о налоговых последствиях в случае наличия нарушений в декларациях. Отдельное внимание будет уделено вопросам прослеживаемости импортных товаров.

Подробнее

Популярные публикации

 

Новости

 
 


 
 

Контакты

 
...

Фармацевтическая компания "МЕДАРГО"

 +7 495 730-55-50   mail@medargo.ru

Время работы: 9.00-18.00 МСК, Понедельник-Пятница