Наталья Шупейко, «Юристы в Китае»: «Строим мост между культурами»

image

28.11.2019 4746

Китай – страна удивительная и загадочная. Родина бумаги и книгопечатания, пороха и компаса, шёлка, фарфора и многих других полезных изобретений. Поднебесная неизменно приковывает к себе внимание историков, исследователей, путешественников. Расположенный на юго-востоке азиатского континента и своими очертаниями напоминающий парящую птицу, современный Китай – наследник великой цивилизации, возникшей пять тысячелетий назад.

КНР располагает огромной территорией, уступая лишь России и Канаде. По численности же населения и вовсе занимает первую строчку мирового рейтинга. Но рядовой россиянин мало что знает о нашем ближайшем соседе. Обычно это стандартный набор образов: Великая Китайская стена, Мао Цзэдун, Запретный город, кунг-фу, пекинесы, «терракотовая армия», утка по-пекински… А потому вдвойне интересно пообщаться с соотечественницей, которая о китайской культуре и жизни в этой загадочной стране может рассказывать часами. Причем на трёх языках! Как возник и развивался её бизнес там, мы расспросили Наталью Шупейко, руководителя проекта «Юристы в Китае».

– Наталья Владимировна, ваш интерес к китайской культуре продиктован тем, что родились вы на Сахалине, а выросли в Приморском крае? Или этому были какието более глубокие, не географические причины?

– Мой интерес к Китаю возник, когда я заканчивала школу. У меня склонность к изучению языков, и училась я в «английском» классе. Планировала и дальше изучать иностранные языки. По окончании школы подавала документы в вузы, где среди вступительных был английский. Папа мне предложил: подай ещё и в Восточный Институт, там тоже надо сдавать английский. И так вышло, что именно туда я и прошла на бюджет. Во Владивостоке, где расположен Восточный Институт ДВФУ (ранее – ДВГУ), взаимодействие с Китаем очень активное, много китайских туристов. У меня уже были знакомые, закончившие факультет китаеведения, и я видела, что люди, знающие китайский, не сидят без работы. Китаисты всегда имели возможность подрабатывать, ещё будучи студентами.
– Ответ на вопрос, почему вы любите ту или иную страну, может занять полжурнала, и всё же, если постараться ответить кратко: за что вы любите Китай?

– Во-первых, мне сразу понравились китайцы. Я начала с ними работать ещё студенткой – переводчиком и гидом для туристов. Кроме того, у нас в университете был предмет «Этнопсихология», и в процессе изучения японской, корейской, китайской культур я поняла, что из всех азиатов китайцы ближе всех к русским. Возможно, сыграло роль коммунистическое прошлое или географическая близость. Мы лучше понимаем друг друга, а потому и бизнес с ними вести проще, чем с японцами или корейцами. Позже я неоднократно убеждалась, что сделала верный выбор.

Что касается самой страны, в которой я прожила 10 лет, прежде всего мне нравится, что там всё очень современно. Особенно сильный контраст ощущался, когда я только переехала из Владивостока. Эта современность удивительным образом переплетается с древними памятниками и традициями. Нравится то, что Китае очень безопасно, если сравнивать с российскими регионами. Культура Китая очень многообразна, как и еда. Нельзя сказать, что китайская кухня – это определённый набор блюд. Практически в каждой провинции своя особенная кухня с широким ассортиментом блюд и сочетаний вкусов. Кстати, китайская еда мне тоже нравится! Много другого позитива может почерпнуть иностранец в Китае, особенно если не мешает языковой барьер.

– В детстве вы с родителями – военнослужащими переехали в город Фокино Приморского края, где располагается Тихоокеанская база подводных лодок. А переводчики в роду были, или вы открыли в семейной книге новую страницу? Как родители отнеслись к тому, что вы долгое время постоянно проживали в Китае?

– Родители у меня военные, но бабушка по маминой линии тоже имела склонность к языкам и второе высшее получала как лингвист, изучая немецкий язык. Родители знали, что поехать в Китай на стажировку я мечтала, ещё обучаясь в университете. В итоге поехала стажироваться я уже после окончания института: я выиграла грант по итогам экзамена HSK (на уровень китайского языка среди иностранцев), проводимом китайским правительством, показав лучшие результаты на факультете. И я с удовольствием реализовала свою мечту, а после стажировки осталась работать в Шанхае.
Родители скучали, конечно, но понимали, что это нужно для моего образования. К тому же я отчий дом покинула сразу после школы: училась во Владивостоке, а родители жили в Фокино, в 120 км оттуда. Когда я уехала на учёбу, родители начали осваивать электронные технологии, зарегистрировали электронные почты, скайпы и другие мессенджеры, чтобы общаться со мной каждый день. И из Китая я с ними общалась в том же режиме, как если бы была во Владивостоке.

– Школу вы окончили с медалью, потом – факультет китаеведения ДВГУ с отличием, курсы английского языка при ВГУЭС, магистратуру по специальности «международное право» Университета Фудань. Вы – отличница по натуре, которой просто нравится учиться, или тут сыграли роль карьерные соображения?

Учёба мне с детства давалась легко, родители её даже не контролировали. Я понимала, что школу нужно окончить с медалью, чтобы поступить в университет на бюджет и не ставить родителей в трудное положение. А получать плохие оценки, учась на факультете китаеведения, значило плохо учить китайский. Я же поступила, чтобы его выучить, и от этого напрямую зависел мой дальнейший успех. К тому же уже работала гидом переводчиком с китайскими туристами и была заинтересована в хорошем владении языком.

Кстати, я бы не сказала, что китайский тоже давался мне легко на первых этапах. Наш директор Восточного института А.А. Хаматова, известный востоковед-филолог, когда читала нам курс «Профессиональная этика переводчика», утверждала, что «китайский язык учить трудно первые пять лет, а потом привыкаешь». В отличие от европейских языков, китайский невозможно полностью освоить во время учёбы в университете, его нужно учить всю жизнь. Трудность для русских в совсем другом строе языка, порядке слов и, конечно, иероглифике. Помимо этого, абсолютно другая артикуляция, звуки, плюс четыре тона. В китайском языке очень много омонимов, звучащих одинаково, но различающихся по иероглифам и тонам. В зависимости от тона слово может иметь противоположное значение, от похвалы до ругательства. Первые два года я сдавала китайский на пятёрки, а с третьего пошла работать переводчиком и обнаружила, что китайцы меня не понимают, потому что я неправильно произношу тоны, несмотря на нормальный словарный запас. Пришлось учить заново, как слова произносить, чтобы меня понимали. К тому же язык – субстанция живая и изменчивая.

Кстати, и последующая моя специализация, право, постоянно меняется и развивается, и здесь тоже нужно всё время учиться новому.

– Если вопрос, почему вы захотели поехать в Китай или даже почему захотели там жить профессиональному переводчику с китайского, востоковеду даже задавать как-то неловко, настолько очевиден ответ, то вопрос, а почему именно Шанхай, более закономерен.

– Так как в Китай я поехала по гранту, по этой программе студентам предлагалось четыре вуза: два в Шанхае, по одному в Пекине и Нанкине. Я выбрала самый крупный и престижный: Университет Фудань в Шанхае. К тому же Шанхай был наиболее перспективен в плане дальнейшей работы. Это крупный современный коммерческий центр, где расположен самый большой в мире порт.

– В 2009 году вы основали свое дело по предоставлению профессиональных переводческих услуг, однако позже перешли на услуги юридические. Почему?

– Сначала я работала менеджером ВЭД в представительстве российской компании, которая занималась производством одежды. Это был кризисный 2008-й, продажи в России шли плохо, и я постоянно наблюдала конфликтные ситуации при взаимодействии с китайскими партнёрами, которые усугубляли ситуацию в компании. Например, мы внесли предоплату, а китайские фабрики отшили одежду не так, как мы ожидали, с отклонениями от спецификации. Мы отказывались от этого товара, так как его невозможно было бы продать, требовали возврата депозита; китайцы не хотели его возвращать. Мы обращались к китайским юристам, которые требовали порядка тысячи долларов за консультацию, на которой заявляли: «Ничего нельзя сделать, деньги вы не вернёте!» И таких случаев было много. Мне стало интересно: почему они так отвечают, и как предотвращать подобные ситуации?

В 2009 году представительство компании в Шанхае закрылось, я оказалась «в свободном плавании». Найти хорошую работу по найму стало сложно, так как многие компании остановили деятельность из-за кризиса, предложения были намного ниже моих ожиданий. Я периодически работала переводчиком с российскими бизнесменами, приезжавшими в Шанхай.

И тогда мы с партнёром открыли компанию по предоставлению переводческих услуг, запустили наш первый сайт www.shanghaiperevodchik.ru. Поначалу мы сами работали переводчиками. Но заявок стало поступать так много, что пришлось привлекать коллег. В этот же год я подала
документы в магистратуру на юридический факультет университета Фудань. К тому времени у меня уже был опыт коммерческих споров с поставщиками, породивший твёрдое намерение научиться общению с китайскими юристами и понимать правовые аспекты ведения бизнеса в Китае. Да и вообще хотелось чего-то большего, чем работа переводчика и менеджера ВЭД. Так что время спада активности в работе я посвятила обучению. Я занималась заявками бизнесменов, которым был нужен юрист в Китае. А так как некоторые мои однокурсники пошли по стопам родителей-юристов, я потихоньку обрастала знакомствами в этой среде. И когда возникали клиенты с запросом по какому-нибудь спору (связанному с судоходством, производством товара, взысканием задолженности и т.д.), я могла рекомендовать определённых юристов. Напрямую им сложно было общаться из-за языкового барьера, а часто и из-за недоверия русских бизнесменов. Они хотели иметь доверенное лицо, с которым можно было бы объясниться по-русски. И я начала организовывать оказание юридической помощи по коммерческим спорам.

– Ваш проект «Юристы в Китае» предоставляет широкий спектр услуг в сфере оказания правовой помощи российско-китайскому бизнесу и юридического консалтинга. Вы контролируете все этапы сделок от проверки контрагента до исполнения обязательств, предотвращаете и разрешаете коммерческие споры, представляете интересы клиентов в китайском суде и оказываете ещё массу смежных услуг. Расскажите о них поподробнее. Какие наиболее востребованы?

– Востребованы, прежде всего, услуги по разрешению коммерческих споров. Пока развивается российско-китайская торговля, такие споры будут всегда. Мы помогаем предотвращать их, так как проверяем китайских контрагентов. В торговле с Китаем могут использоваться различные схемы, например, через Гонконг. А это – отдельная юрисдикция, офшор, что несёт много рисков, хотя такая схема и не является нелегальной. Мы консультируем по вопросам снижения рисков, заключаем эффективные договоры, в которых предусмотрено привлечение к ответственности поставщика, если он окажется недобросовестным. Ведь до сих пор большое число договоров заключается таким образом, что к ответственности виновных в их неисполнении привлечь невозможно или затруднительно. Рассмотрение спора в суде имеет высокую себестоимость, а полученное решение суда может быть неисполнимо.

Если спор возникает, мы оказываем представительские услуги как в досудебном, так и в судебном порядке. Много запросов на приведение в исполнение решений российских судов, которые нужно признать и исполнить в Китае. Консультируем по широкому кругу вопросов по действующему законодательству КНР, в частности, по вопросам инвестирования в Китай и создания компаний со стопроцентным иностранным капиталом или совместных с китайским партнёром, что тоже таит в себе множество рисков. Ну и все услуги, которые вы перечислили, предоставляем тоже.

– Кто ваши клиенты? Как они находят вас, а вы – их?

– В основном по сайту: www.chinalawyers.ru. Многие приходят и благодаря «сарафанному радио». Среди сегодняшних клиентов очень много тех, кто к нам обращался за услугами переводчиков или по логистике. Поэтому в нашей базе более 10 тысяч клиентов. Некоторые из них – владельцы сетевых магазинов, бутиков по всей России, известных брендов. В Китае они размещают производство обуви, одежды, электроники. Кстати, у них зачастую возникают и внутрикорпоративные споры с сотрудниками, поэтому мы оказываем всестороннюю юридическую поддержку.

С 2015 года заметна тенденция выхода российских экспортёров на китайский рынок, и многие из них тоже обращаются к нам за юридическим сопровождением продаж, договоров, борьбы с недобросовестными конкурентами, защиты интеллектуальной собственности и т.д.

– В штате вашей компании – юристы, адвокаты, бухгалтеры и налоговые консультанты из России и Китая с профессиональным знанием русского, китайского и английского языков, законодательства КНР и большим опытом работы. Расскажите о своем коллективе. Наверное, такие «многоязычные» и притом профессиональные юристы – большая редкость?

– Можно сказать и так, хотя последнее время таких специалистов становится больше в силу роста потребности. Когда мы начинали, конкурентов было немного. У нас есть и русские сотрудники, и китайские, в Шанхае действует операционный офис, где происходит исполнение всей работы штатными сотрудниками – китайскими юристами и русскоязычным персоналом. Помимо офиса в Шанхае, у нас есть ещё юристы, работающие с нами по контракту, партнёры в 50 городах Китая. Мы регулярно обращаемся к ним для оперативного решения юридических вопросов в любой точке страны. Есть у нас также клиентский офис в Москве: российским бизнесменам удобнее иметь консультанта рядом. И во Владивостоке есть наши представители. Русские наши сотрудники, в основном, говорят по-китайски.

– По вашим наблюдениям, как в последние годы складываются экономические отношения между Россией и Китаем, какие тенденции заметны в процессе? И как эти геополитические процессы отражаются на работе «Юристов в Китае»?

– За последние пять лет динамика сейчас наиболее позитивная. После кризиса 2014 года, когда товары в юанях подорожали для нас в 2 раза, объём закупок в Китае сократился. Кроме того, в Китае повышается стоимость рабочей силы, что отражается на цене продукции. Если раньше Китай был выгоден для закупки очень дешёвых товаров широкого потребления, сейчас цены на них сильно выросли. Многие компании в качестве альтернативы размещают производство в Индии, Вьетнаме, Камбодже. Сейчас товарооборот между Россией и Китаем снова растёт, но его структура меняется. В Китае становится выгодно закупать товары с высокой добавленной стоимостью: электронику и промышленное оборудование.

Что касается оказания юридических услуг, мы расширяем партнёрскую сеть и перечень своих компетенций. И если раньше оказывали услуги по ограниченному кругу вопросов, то сейчас берёмся за очень разные и более сложные дела. Не знаю, связан ли такой спрос с геополитикой или с повышением нашей квалификации и наработанной репутацией…

– На ваших страницах в интернете можно прочесть, что вы любите классическую русскую и японскую литературу, музыку в стилях power metal и heavy metal, увлекаетесь путешествиями, фитнесом, плаванием, коньками, аргентинским танго, ЗОЖ, кулинарией… И это я, наверное, ещё не всё перечислила! Как умудряетесь совмещать всё это с бизнесом, где берёте силы и время?

– Все эти хобби были записаны на моих страничках в интернете лет 10 назад, когда у меня было больше времени на эти увлечения. Сейчас мои музыкальные пристрастия склонились в сторону классической инструментальной музыки. А время в большом дефиците, но спортом заниматься продолжаю, веду здоровый образ жизни, предпочитая умеренность во всем. Два года назад начала заниматься SUP-серфингом. Аббревиатура SUP в переводе означает «стоя на доске с веслом». Летом, в хорошую погоду, занимаюсь на открытом воздухе в Москве, зимой в бассейне. И куда бы ни ехала, ищу такие локации, чтобы была вода и возможность либо с собой взять доску, либо арендовать. Кстати, в конце октября в Китае прошел первый в истории чемпионат мира по SUP-серфингу под эгидой Международной федерации гребли. В нём участвовала и российская сборная, ребята, с которыми я тренируюсь в Москве. Мы надеемся, что в будущем этот вид спорта станет олимпийским.

Вопрос, где брать силы и время, с возрастом становится актуальнее, начинаешь понимать, что отдых – это смена вида деятельности, и стараешься совмещать офисную работу с физически активной, важна смена обстановки. И тогда появляются время и силы для новых достижений.
– Вы стали победительницей в конкурсе «Русская краса Китая». Расскажите о своём участии в конкурсе, повлиял ли этот титул как-то на дальнейшие успехи?

– Да, это было 10 лет назад, конкурс проводился Координационным советом соотечественников в Китае и позиционировался как возрождение традиции, которая прервалась много лет назад, и планировалось его регулярное проведение в будущем. Я решила принять участие именно потому, что там было ограничение по возрасту 18-25 лет, и я подумала: если не сейчас, то в следующем году не попадаю уже… Так как это был интернет-конкурс, то победу обеспечивало только наличие большой команды поддержки, которая распространяла ссылку для голосования. Никаких личных заслуг я в этом не вижу, с самого начала относилась как к игре. Этот титул ни на что не влияет, просто осталось приятное воспоминание.

– Одно ваше высказывание в интернете гласит, что вам нравится чувствовать себя связующим мостиком меж двух цивилизаций, обращая свою деятельность на пользу России. Можно это назвать сверхзадачей вашего бизнеса?

– Безусловно, потому что наш бизнес основан не только и не столько ради получения прибыли. У него благородная миссия: способствовать развитию торговых отношений между двумя огромными странами, уменьшая количество конфликтов, разрушать стереотипы. У наших стран четыре тысячи километров совместной границы, и Китай для нас – важнейший торговый партнёр. Необходимо налаживать бесконфликтное взаимовыгодное сотрудничество, невозможное без грамотной юридической поддержки. Мы работаем на взаимопонимание между двумя великими народами.

– Каковы планы вашей компании в наступающем году? А в отдалённой перспективе?

– В этом году мы начали развивать направление оказания юридических услуг для китайских граждан в России. Мы прекрасно понимаем, что у китайских компаний в России примерно те же проблемы, что и у наших в Китае, и мы всё это испытали на себе. Планируем расширять эту деятельность далее. А в целом – повышать свой уровень и компетенции, берясь за решение всё более сложных вопросов.

Беседовала Елена Александрова

Источник: Ссылка

Специальное предложение

 
Инфузионные системы

с пластиковым шипом
Веньчжоу Бэйпу

Цена: от 6,32 руб.

Инфузионные системы

с металлическим шипом
Веньчжоу Бэйпу

Цена: от 10,27 руб.

Cистемы

для переливания крови
Веньчжоу Бэйпу

Цена: от 11,51 руб.

Новости

 
 
 
 
 

Контакты

 
...

Фармацевтическая компания "МЕДАРГО"

 +7 495 730-55-50   mail@medargo.ru