Михаил Некрасов: "Надо готовиться к следующим пандемиям"

Михаил Некрасов: "Надо готовиться к следующим пандемиям"

image

09.04.2021 1584

Чтобы делать вакцины - а это основной профиль биофармацевтической компании “Нанолек”, - нужно уметь мыслить вдолгую и строить компанию в очень долгосрочной перспективе. Цикл от инвестиций в разработку до появления вакцин в поликлиниках - 7-10 лет. В этом году “Нанолек” как раз исполняется 10 лет, и в 2020-ом, в первый год пандемии, компания продемонстрировала рост <60 %. С её генеральным директором Михаилом НЕКРАСОВЫМ сегодня беседует председатель редакционного совета издательско-коммуникационной группы «БИЗНЕС-ДИАЛОГ МЕДИА» и журнала «RBG - Russian Business Guide» Вадим ВИНОКУРОВ.

Эстетическое наслаждение от места, где работаешь

- Михаил Сергеевич, какова философия вашей компании? Без неё, как лодке без паруса, двигаться вперед трудно, а «Нанолек» в апреле отмечает юбилей.

- Любая компания начинается с формулирования основных лозунгов, которым она собирается следовать. Основной наш посыл - сделать современные медицинские технологии доступными для наших пациентов. При производстве наших лекарственных препаратов внимание в первую очередь нам важно качество. Оно должно быть наивысшим! А для этого нужны и инновационные технологии, и современное оборудование. Завод мы строили с нуля, понимали, что даже выбор места его расположения тоже играет большую роль. Посмотрели много площадок, в том числе и в ведущих городах России, но остановились на одном участке в Кировской области. Участок принадлежал Министерству обороны, эта бывший Киров-200, где в советские годы занимались биотехнологиями. А в 90-е годы эта площадка опустела. 

- И не только эта.

- Да. Помню, как мы туда приехали впервые. Вышел я на цветущее поле, окружал которое чудесный лес. А какой вокруг стоял запах цветов! И мы с партнерами приняли решение построить завод именно тут. Считаем, что человек должен получать эстетическое наслаждение от того места, где он работает. И сегодня вокруг корпусов нашего уже построенного, действующего предприятия проходит дорожка, по которой наши сотрудники в обеденный перерыв гуляют, дышат чистым воздухом и наслаждаются вот этой природой вокруг. Я много поездил по Европе, видел там много предприятий, и все они расположены в основном в таких местах - прекрасных, шикарных! Посыл тут такой: чтобы делать качественные лекарства, нужна качественная команда. А люди, из которых эта команда состоит, должна иметь возможность наслаждаться тем местом, где они проводят треть своей жизни.

Минимальные побочные эффекты

- Вы сказали о доступности лекарственных средств, и мне захотелось уточнить один очень интересный момент: в мире существует их дефицит? 

- Вопрос не праздный. Лекарств - достаточно. И производств, и фармацевтических предприятий тоже. Речь о том, какой подход к этому вопросу нам необходим. В какой плоскости он лежит. А лежать он должен изначально в сфере безопасности. То есть мы должны выпускать такие лекарственные препараты, которые излечивают без существенного вреда организму. Когда надо бороться с инфекцией, нужны антибиотики, а антибиотики на самом деле нашему организму в чём-то ещё и вредят. И здесь уже приходится выбирать. Между жизнью и смертью. К счастью, постоянно создаются такие новые фарм-технологии, чтобы лечить серьезные болезни, при этом не нанося ущерба нашему организму. Вот за такими технологиями будущее, и пока их не хватает.

- То есть «Нанолек» - это компания, которая работает над современными технологиями и создает новые препараты?

- Мы изначально для себя стратегически определили, что будем использовать только современные технологии и оборудование, которое позволит нам производить такие лекарственные формы, которые излечивают и при этом наносят человеческому организму наименьший вред.

Уроки ковида

- Как, на ваш взгляд, изменилось отношение к фармацевтическому рынку в пандемию? 

- Тут можно говорить о медицине в целом, а не только о фармацевтике. Отношение, конечно же, поменялось. И у населения, и у руководства нашего государства, потому что действительно все увидели значимость этой отрасли в борьбе с такими инфекциями, как COVID-19. Ничего подобного не было очень долго. Ни на моей памяти, ни в памяти, думаю, подавляющего числа людей, живущих не только в нашей стране, пандемии такого масштаба, которая приходила бы к человечеству, нет. Пандемия COVID-19 показала состояние современной медицины и готовность стран к таким ситуациям. А ситуация действительно чрезвычайная, и каких-то готовых рецептов здесь нет. Хорошо ещё, что такая инфекция, как COVID-19, не столь агрессивна.

- Не столь агрессивна? Думаю, с такой её оценкой не все согласятся.

- Может быть, но мы знаем, что есть и действительно агрессивные инфекции, которые могут уносить до 70 процентов жизней. Но и эта пандемия изменила мир. 

- Ее часто сравнивают с пандемией «испанки». Известно, что длилась она три года, было несколько волн. Скажите: те меры, которые приняты в стране и в мире, могут ли сгладить проблему, укоротить то время, в течение которого это заболевание будет бушевать?

- Буквально на днях думал об этом. Да, нам говорили, что «испанка» - это всё-таки грипп. Но, сопоставляя некоторые факты, глядя на ситуацию с высоты сегодняшнего положения и своих знаний, я вполне могу предположить, что «испанка» - это то же самое. Просто пришла она к нам тогда, когда её ещё не могли «аттестовать» - понять, что же это такое. Да, похоже на грипп. Но COVID-19 тоже похож на грипп. Поэтому я и думаю, что возможно «испанка» - тот случай, когда инфекция ковидного типа приходила к нам первый раз. Прошел год, и у меня нет сомнений, что ещё год как минимум мы от этой темы не уйдём. Мнения учёных разнятся, но этот вирус живёт в организме всего неделю: он зашёл, своё дело сделал, и через неделю его нет. Но последствия этого «визита» мы в каждом организме разгребаем по-разному и в течение разного времени: от нескольких месяцев до года. 

- Какие уроки мы вынесем из этой пандемии?

- Что надо готовиться к следующим пандемиям. Взять ту же вакцину - мало разработать, её нужно ещё и произвести. Причём практически одномоментно, потому что население планеты - шесть с половиной миллиардов. Произвести лекарства или вакцину в течение даже полугода - невозможно. В таких случаях я всегда вспоминаю и говорю о том, что когда мы жили в Советском Союзе, существовало такое понятие, как «мобрезерв», мобилизационные мощности. К чрезвычайным ситуациям всегда были готовы. Мы не можем одномоментно вытащить из карманов необходимое количество вакцин. В России сейчас те три вакцины, которые зарегистрированы, - все на разных платформах. И для каждой платформы нужно отдельное производство. Нельзя всё это производить на одном и том же оборудовании.

- Да, и сейчас уже все это понимают. 

- Это правда. Что меня сегодня радует - и как врача, и как специалиста, и как директора биофармацевтической компании. Поэтому нет у меня и никакого сомнения, что в ближайшее время - в ближайшие год-полтора будут созданы дополнительные мощности биотеха, которые позволят нам не только разработать ту же, например, вакцину, но и произвести её на любой платформе и в короткие сроки. Это же проблема не только наша. Посмотрите, что в мире делается? Европа не может быстро вакцинировать. Соединённые Штаты - не могут, потому что тех мощностей, которые на сегодняшний день существуют, их просто не хватает, чтобы обеспечить население вакциной.

-“Нанолек” при этом в марте пообещал произвести довольно большой объем вакцин от ковида.

- Для нас - да, очень большой объем. Но стране надо гораздо в разы больше! О том, что “Нанолек” выбран индустриальным партнером по производству вакцины “КовиВак”, сообщил министр промышленности Денис Мантуров на прямой линии с президентом Путиным 22 марта 2021 года. До конца этого года наш завод в Кировской области планирует выпустить до 10 млн доз вакцины “КовиВак” против коронавируса. В рамках стратегического партнерства с НИИ им. Чумакова “Нанолек” мы инвестируем до 40 млн рублей в трансфер технологии. Производство начнем летом 2021 года. И тут нам еще и чрезвычайно повезло: линию, на которой будет производиться вакцина против коронавируса мы начали готовить задолго до пандемии. Уже два года с НИИ им. Чумакова, разработчиком “КовиВака”, мы работаем над выпуском полностью отечественной инактивированной вакцины от полиомиелита. И это счастливое совпадение, что производство вакцины “КовиВак” идет по практически такой же технологии

- И речь, наверное, должна идти не только о вакцинах. Опыт прошлого года показал, что может возникнуть дефицит по многим фронтам. 

- Дефицит возник из-за того, что огромное количество лекарств потребовалось одномоментно. Взять те же маски - мы же ими не пользовались. Они стоили рубль-двадцать, лежали в каждой аптеке и никто на них не обращал внимания. А промышленность - она ведь как работает? Промышленность производит столько, сколько потребляется. Она не работает на склад. И тут я как производственник, построивший не один завод, не могу не оценить, как сработал Минпромторг: буквально за три месяца снять этот дефицит, поставить полномасштабный масочный завод, в России, с нуля. 

Все предприятия откликнулись, откликнулись и мы. Буквально за полтора месяца, ещё во время первой волны, мы бросились в разработку фавипиравира и сделали его не только от готовой лекарственной формы, а от субстанции. Потому что мир - закрылся. А у нас, да и у всего мира, зависимость от индийских и китайских поставщиков была прямой. И в этой ситуации наша фарма, я считаю, сработала мощно. Сегодня все препараты на базе фавипиравира сделаны у нас с нуля: от собственной субстанции до готовой лекарственной формы.

Хочу высказать огромную благодарность нашему коллективу: когда практически все отрасли вынужденно ушли на карантин, фарма продолжала работать. Мы людей просили, и они нас понимали. Преданность однажды выбранной профессии, как выяснилось, работает. Люди выходили на предприятие, хотя понимали, что опасность заражения есть. 

- Даже Трамп таким препаратом лечился.

- Это привело к тому, что цена на субстанцию, которая раньше была 200 долларов за килограмм, сразу выросла до 1400.

Наш путь - биотех

- История с COVID-19 явно не закончится в этом году. Станут ли регулярными прививки от коронавируса - как от гриппа? Что будет фактически означать необходимость производства новых объёмов и антиковидных вакцин.

- И научное сообщество, и руководство нашей страны в принципе уже понимают, что скорее всего COVID-19 станет сезонной инфекцией. Уже есть решение, хотя оно пока не оформлено, что вакцинация от коронавируса будет включена в национальный календарь профилактических прививок и станет в этом случае ежегодной. Но надо также понимать, что беда не приходит одна. 

- Ну да, инфекций и вирусов в мире много, не все ещё даже и открыты.

- О чем и говорю. Мир меняется, меняется природа, нет гарантий, что не придёт еще какая-нибудь эпидемия. И мы должны быть к этому готовы. 

- В таком случае, не станет ли это направление вакцин основным для вашей компании? 

- Весной 2021 года “Нанолек” действительно принял новую стратегию, где вакцины становятся основным фокусом. Дальнейшее развитие нашей компании мы сегодня связываем с биотехнологиями, мы видим, какой высокий потенциал в них заложен. Хотя изначально стратегия у нас была несколько иной, во время пандемии мы окончательно приняли для себя решение, что в тех же твердых лекарственных формах мы больше не будем развиваться. Наш путь - биотех. Мы уже строим два опытно-промышленных участка, на которых будем заниматься производством не просто готовых лекарственных форм, но и антигенов, субстанций для биотехнологических препаратов.

Об обязательной маркировке лекарств 

- Михаил Сергеевич, учитывая экстремальность той ситуации, которая сложилась в прошлом году, было ли преждевременным введение обязательной маркировки - на ваш взгляд?

- На этот вопрос нет однозначного ответа. С одной стороны, надо сразу сказать, что маркировка нужна. Чему подтверждение - опыт европейских стран, где она существует уже десятилетия. Я это понимаю, как врач. Любой вброс какого-то контрафакта может привести к трагедии. Здоровье - очень чувствительная зона. Представьте, что человек - сердечник, и у него гипертонический криз, ему нужно срочно принять лекарство. И вдруг это лекарство не срабатывает, а речь идет о считанных минутах...

- Росздравнадзор с вами поспорил бы: доля контрафактных лекарств оценивается буквально в доли процента. В этом смысле российский рынок очень сильно отличается от индийского и китайского...

- Думаю, что это мало успокоит того человека, который в эту долю процента попал. И его родных. Да, очень хорошо, что основная масса людей принимает лекарства, которые работают, помогают им. Да, мы понимаем, что иногда помогает даже плацебо, то есть таблетка без какого-то активного вещества. Но любая жизнь ценна. Если даже один человек из ста тысяч погибает из-за того, что не сработала лекарственная форма - это трагедия! Ведь этот человек на это лекарство надеялся. И чтобы такой трагедии избежать, нужна маркировка. 

С другой стороны - много сложностей. Боюсь, что действительно эту маркировку надо было вводить как-то поэтапно, наблюдая за тем, как работает система. И если система сбоит, не заворачивать лекарства, а продолжать их путь к тем, кто в них нуждается. А у нас оказалось, что система переполнена, что она не готова к такому потоку информации. Кто-то из тех, кто принимал решения или неправильно информировал тех, кто решения принимает, или просто не представлял, что это - миллиарды упаковок! 

- Это было сложно не представлять. Вообще-то цифры были известны...

- Поэтому введение маркировки и нужно, и можно было разбить на этапы. Впрочем, мы уже, кажется, привыкли к тому, что если «семь раз отмерять», то можно вообще ни разу так и не «отрезать». У нас надо «врезаться в тему» и дальше уже работать над ошибками, - тогда постепенно эта новая система будет выстроена. У меня в этом никаких сомнений нет. А примеры есть: введение GMP (good manufacturing practice - надлежащая производственная практика) всё время откладывали, на моей памяти раза три. А надо было просто проявить волю и ввести его!

Первое своё предприятие мы построили по всем международным стандартам GMP. Мы готовились к 2005 году, что вот сейчас наконец-то GMP введут, и лекарства, произведенные на нашем предприятии будут более востребованы. Тогда ещё действительно случалось, что лекарственные препараты делали «на коленке», всё это я ещё помню. Мы потратили большие деньги, но пришёл срок - 2005 год, а GMP так и не ввели, потому что промышленность оказалась к этому не готова. Сейчас ситуация похожа. Нет, она, конечно, получше, но тем не менее.

Поэтому я - за этапность. Хотя у нашего предприятия каких-то проблем с маркировкой нет. Мы закупили самое современное оборудование, мы его поставили, и сейчас маркируем каждую свою упаковку. А дальше свою часть этого пути должны уже всё-таки пройти остальные: дистрибьюторская сеть, аптечная сеть, госпиталка.

На чём не надо экономить

- Михаил Сергеевич, вы уже говорили, что чувствуете поддержку коллектива. А где берете кадры? Есть ли программа для талантливых сотрудников? 

- Мы работаем с лекарственными препаратами, они должны быть качественными, они должны быть безупречными, а делают их - люди. Поэтому формированию команды, формированию коллектива и я, и Владимир Христенко (президент ООО «Нанолек»), придаём огромное значение. И служба персонала - это та служба, внимание которой - на постоянной основе. Если вы берете хороший HR, хорошую команду, то они вам сформируют профессиональный коллектив. Мы можем себе позволить квалифицированный HR, который знает всю эту технологию - набора персонала, работы с этим персоналом, его обучение. Всё это - очень важная составляющая. Мы не жалеем денег на обучение. 

Занесите в календарь

- Каким вы видите российский фармацевтический рынок в будущем? 

- Фармацевтическая отрасль у нас фактически была возрождена из пепла. Благодаря энтузиастам. Со времен СССР, если говорить о субстанциях, отрасль в какой-то момент практически полностью сошла на нет, была разрушена. С тех пор сделано очень много, и понятно, что без поддержки государства ничего бы не получилось. Возьмите программу «Фарма-2020» - я убежденный её сторонник, потому что эта программа вытолкнула нашу отрасль со дна. У нашей отрасли сегодня 15-20 процентов прироста ежегодно - как ни у одной другой. Это - результат именно государственной поддержки, в основном финансовой.

На территории России сегодня сделаны и локализованы практически все препараты, входящие в группу ЖНВЛП (жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты). Сейчас на смену «Фарме-2020» идёт новая программа «Фарма- 2030». Если первой программой мы закрыли все вопросы, связанные со стандартными лекарственными препаратами, с так называемыми малыми формами, то в новой программе - её разработка практически на финальной стадии - основной упор будет сделан на биотехнологический сектор. 

- В Советском Союзе биотех был на первом месте в мире.

- Я думаю, что мы эти традиции возродим, с поддержкой государства. Сейчас остро стоит вопрос расширения календаря национальных профилактических прививок: это и ротовирусная инфекция, и ветряная оспа, и менингококк, и ВПЧ (вирус папилломы человека) - те новые вакцины, которые должны быть созданы в России. Причем созданы по полному циклу. Они должны быть введены в национальный календарь прививок, а отечественный фармацевтический бизнес должен это обеспечить. Для этого у нас есть всё. В первую очередь - научные учреждения, недаром же мы сегодня имеем три вакцины от COVID-19. Сыграло роль то, что сохранилась научная школа. 

Сегодня в создание вакцин от каждой из перечисленных инфекций нужно вложить где-то от 8 до 11 млрд. рублей. Мы предлагаем работать по офсетному контракту. На региональном уровне это уже работает, необходим федеральный офсет: затратили мы, допустим, 11 млрд. на вакцину от ветряной оспы, - всё, в течение какого-то периода закупите у нас эту вакцину на 11 млрд. Дальше мы станем развивать международный рынок, и такой зависимости уже не будет. 

- И ваша компания, я так понимаю, будет на острие этой программы?

- Мы сделаем всё от нас зависящее. Потому что нас слышат. И это самое главное. В этом плане пандемия - это то, про что говорят: «нет худа без добра». Нам сегодня уже не нужно долго кого-то убеждать. Все понимают, что это надо, и что мы предлагаем конкретный механизм. И мы правда можем его предложить: российский биотех чувствует себя прекрасно и с точки зрения финансового обеспечения, и с точки зрения развития. 
 

Актуальные новости

 

Новости

 
 
 
 
 

Контакты

 
...

Фармацевтическая компания "МЕДАРГО"

 +7 495 730-55-50   mail@medargo.ru

Время работы: 9.00-18.00 МСК, Понедельник-Пятница