Бизнес нуждается в защите от уголовно-правовых методов воздействия

image

30.09.2019 3097

В рамках парадигмы «арбитражное судопроизводство и уголовное дело» отчётливо просматриваются две основные проблематики: проблематика преюдиции в арбитражном и уголовном процессах и проблематика ареста имущества по уголовному делу. Рассказывает Управляющий партнёр компании Alliance Legal CG Евгений Карноухов.

ПРОБЛЕМА ПРЕЮДИЦИИ КАК СРЕДСТВА ДОКАЗЫВАНИЯ: МАНИПУЛИРОВАНИЕ ДОКАЗЫВАНИЕМ ИЛИ УСТАНОВЛЕНИЕ ИСТИНЫ?

Возможность вариативного применения межотраслевой преюдиции (ст. 90 УПК РФ) как средства доказывания позволяет оказывать давление в рамках следствия, вменять уголовные статьи невиновным и, наоборот, избегать недобросовестным лицам привлечения к ответственности за
экономические преступления.

Причиной злоупотреблений является недостаточная научная разработанность отдельных аспектов межотраслевой преюдиции. Преюдиция перестала быть абсолютной еще в 2011 году, когда в Постановлении № 30-П Конституционный суд провозгласил, что преюдициальное значение решения суда по гражданскому делу не препятствует проверке доказательств и исследованию ранее не установленных обстоятельств в рамках уголовного судопроизводства. В результате статья 90 УПК РФ фактически «утратила силу».

Теперь, когда в материалы уголовного дела поступают «просуженные» решения, следствие сталкивается с дилеммой: считать ли это манипулированием или принимать обстоятельства, описанные в решениях, безусловно?

В данном контексте представляют интерес два громких уголовных дела: дело Калви и дело Пономарёва. Оба процесса возникли вследствие обострения корпоративных конфликтов.

Суд признал аудитора Пономарёва и его адвоката Загорского виновными в ложном доносе, сопряжённом с искусственным созданием доказательств (ч. 3 ст. 306 УК РФ), получении преюдициальных решений мирового суда по делам об оскорблениях, которые использовались для получения нужных решений гражданских и арбитражных судов. Сами осужденные заявляют о «заказном» уголовном преследовании как акте мести за судебные тяжбы с IKEA, в результате которых им удалось отсудить 25 млрд рублей.

В деле Калви обвинение предъявлено по ч. 4 ст. 159 УК РФ «Мошенничество, совершённое организованной группой в особо крупном размере». По версии следствия, Калви и ещё несколько сотрудников компании убедили руководство банка списать 2,5 млрд рублей задолженности в обмен на акции люксембургской компании стоимостью не более 600 000 рублей.

Почти одновременно с возбуждением дела Арбитражный суд г. Москвы принял решение, которым отказал в признании указанной сделки, совершённой на заведомо невыгодных условиях. Судебная экспертиза установила её «рыночность». Однако следственные органы назначили собственную экспертизу, результатом которой, вероятно, станет вывод о нерыночном характере сделки. Будет ли в данном деле учтена межотраслевая преюдиция, решит суд.

Сам Калви свою вину не признаёт и считает причиной возбуждения уголовного дела корпоративный конфликт с акционерами банка «Восточный».

ПРОБЛЕМА СНЯТИЯ АРЕСТА С АКТИВОВ ФИГУРАНТОВ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Собственники, которые не являются в уголовном деле обвиняемыми, подозреваемыми или гражданскими ответчиками, не имеют эффективных средств защиты от ареста своих активов. Хотя по смыслу сразу двух постановлений Конституционного Суда РФ №1-П от 31.01.2011 и № 25 П от 21.10.2014, недопустимо длительное ограничение прав таких собственников, по факту красной нитью в судебных постановлениях вышестоящих судов проходит доктрина обстоятельств конкретного уголовного дела. Отсутствует и эффективный механизм защиты от наложения несоразмерного ареста в рамках уголовного дела. Правоприменительная практика предоставляет следствию широкие дискреционные полномочия, позволяющие обходить нормы права и руководящие разъяснения. Арест активов может использоваться с целью блокировки сделок, получения контроля над активами, корпоративного передела, рейдерского захвата.

В практике Alliance Legal CG был случай, когда миноритарий крупного предприятия готовился продать пакет акций конкурирующей фирме. Мажоритарные акционеры с помощью уголовно-правовых методов воздействия попытались заблокировать невыгодную для них сделку. Некая оффшорная компания перечислила на счет миноритария 10 млн рублей, а на следующий день возникло уголовное дело, в рамках которого был наложен арест на акции стоимостью 100 млн рублей.

В каждом таком случае стороне защиты требуется значительное время, чтобы убедить следователя и суд в том, что дело носит постановочный характер. А значит, цель, которую преследуют недобросовестные лица, фактически достигается.

ВОЗМОЖНЫЕ ПУТИ РЕШЕНИЯ

Необходима государственная политика в области правотворчества. Так, профессор Черников Валерий Васильевич среди основных видов ошибок особое внимание уделяет правотворческим ошибкам, которые, по его мнению, являются следствием заблуждения относительно цели и средств правового регулирования.

России необходима обоснованная правотворческая политика, важным шагом к которой станет принятие так называемого закона о законах. Документ должен установить иерархию издаваемых нормативно-правовых актов, регламентировать цикл нормотворчества, предусмотреть участие бизнес-сообщества в подготовке законопроектов.

А пока в существующих реалиях практикующим адвокатам необходимо помогать следствию разбираться в «конкретных обстоятельствах дела» и буквально «драться» за принятие верных процессуальных решений.

Источник: Ссылка

Специальное предложение

 
Инфузионные системы

с пластиковым шипом
Веньчжоу Бэйпу

Цена: от 6,32 руб.

Инфузионные системы

с металлическим шипом
Веньчжоу Бэйпу

Цена: от 10,27 руб.

Cистемы

для переливания крови
Веньчжоу Бэйпу

Цена: от 11,51 руб.

Новости

 
 
 
 
 

Контакты

 
...

Фармацевтическая компания "МЕДАРГО"

 +7 495 730-55-50   mail@medargo.ru